Сергей Кожемякин (kojemyakin) wrote,
Сергей Кожемякин
kojemyakin

Category:

Подвиг Игоря Остапенко

В страшные октябрьские дни 1993 г. защитники Белого дома надеялись на помощь воинских частей. Руководство протестного движения (Руцкой, Хасбулатов, Ачалов и др.) обещали: еще немного, и верные присяге части станут переходить на сторону Верховного Совета.
Этого не произошло. Единственное исключение - 27-летний командир роты ВМФ Игорь Остапенко, который со своими товарищами попытался прорваться в Москву.
Вспомним этот подвиг.

Каждый год в начале октября, словно волна цветов, накрывает серый камень на постаменте на 30-м километре Щелковского шоссе: сюда приезжают патриоты отдать дань памяти Игорю Викторовичу Остапенко, капитан-лейтенанту Военно-морских сил, погибшему на этом месте в ночь с 3 на 4 октября 1993 года.

Коротким был его путь к подвигу — всего несколько десятков километров от родной части в Дуброве Ногинского района до злополучного 30-го километра Щелковского шоссе. Но так в жизни всегда и бывает. Жил простой советский парень в далекой Казахстанской степи, мечтал о службе на море. И вот мечта, казалось, начала осуществляться. Он — молодой морской офицер, грамотный специалист, отличник адъюнктуры, верный и надежный товарищ. Перед ним открывалась перспектива успешной военной карьеры. Но перед тем как связать свою жизнь с воинской службой, он, как и сотни тысяч других офицеров, дал клятву-присягу на верность родной стране — Союзу Советских Социалистических Республик, и для него она оказалась не простой формальностью.

Тогда, осенью 1993-го, Игорь, как и многие военнослужащие, с напряжением и сочувствием следил за тем, что происходило у Дома Советов, но оказался одним из немногих в стране действующих офицеров, способных выполнить свой долг советского офицера до конца. Третьего октября, узнав о трагических событиях в Останкино, он возглавил группу матросов-добровольцев и с оружием в руках на грузовом автомобиле решил прорваться на помощь к защитникам Дома Советов. Но впереди, обгоняя, шла предательская информация для ГАИ и спецназа о прорыве моряков. И в самом глухом месте шоссе их ждала мощная засада. Чтобы не рисковать жизнью подчиненных, Игорь Викторович приказал им сдаться. А сам погиб... Осталась жена Надя, годовалая дочь Наташа. И родители — Раиса Михайловна и Виктор Григорьевич в далеком казахстанском Чимкенте.
http://www.sovross.ru/old/2003/108/108_3_2.htm
Tags: Память
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments