Сергей Кожемякин (kojemyakin) wrote,
Сергей Кожемякин
kojemyakin

За свободную и социалистическую Кубу!

Довольно интересная статья вышла в "Правде".

Устоит ли Куба после ухода Фиделя Кастро с государственных постов?

Недавно на российском телевидении появилось уже изрядно подзабытое одутловатое лицо Егора Гайдара. Сладостно причмокивая, экономист-мыслитель решил поделиться с народом своими мыслями. Нет, не о том, как он создавал систему многолетнего ограбления этого самого народа. Гайдар рассуждал о Кубе. 

И снился сладкий сон Гайдару...

Будто пребывая в сомнамбулическом сне, этот глобальный ненавистник социализма утверждал: уход Фиделя Кастро знаменует собой конец установленных им порядков, потому что режимы такого типа не способны пережить своих создателей.

Видимо, очень беспокоит российских либералов коммунистическая Куба, которой им нечего противопоставить. Вот и вынули они со свалки истории смердящий политический труп — авось кто-то и клюнет на его наукообразные бредни.

Я отнюдь не сгущаю краски в полемическом задоре — бредни, они бредни и есть. Что и постараюсь доказать.

За три десятилетия Куба пережила два этапа радикальных преобразований своего технико-экономического базиса и структуры международных отношений. В семидесятые годы американские технологии были полностью заменены советскими. А после того, как антикоммунисты в Москве заблокировали эти связи, остров Свободы нашел другие пути развития.

И выстоял!

Экономическая комиссия ООН для Латинской Америки и Карибского бассейна (ЭКЛА) констатирует: кубинская экономика в 2007 году развивалась темпами, которые опережают средний показатель стран региона. Она занимает пятое место среди 33 государств, находящихся в сфере наблюдения ЭКЛА.

Пуск нефтехимического завода в Сьенфуэгосе открывает двери для развития нефтехимии (собственное производство нефти и газа в стране выросло за год на 2,2 процента). Большая поддержка Кубе — поставки нефти из Венесуэлы, с которой установлены не только эффективные экономиче-ские связи, но и политическое взаимодействие.

Важнейший показатель — средняя продолжительность жизни населения острова, которая составляет 77 лет. Там успешно развивается фармацевтическая промышленность, продукция которой экспортируется в 50 государств мира. Более миллиона пациентов прооперированы кубинскими врачами в ходе офтальмологической акции “Чудо” на Кубе и в странах, где живут больные. Что такое обретение зрения для неграмотного никарагуанского крестьянина, который уже смирился со своим полуслепым существованием? Чудо!

По кубинской программе “Да, я могу!” получили возможность читать 2,7 миллиона неграмотных в 22 странах Латинской Америки. В кубинских университетах учатся 30 тысяч студентов из 121 государства. ЮНЕСКО отмечает, что Куба — единственная страна Латинской Америки и Карибского бассейна, которая выполнит всемирную программу “Тысячелетие образования для всех”. А ЭКЛА подчеркивает: Куба выделяет на социальные цели наибольшую долю своего внутреннего валового продукта среди всех стран региона.

В соответствии с бреднями Гайдара всё это должно рухнуть после ухода Фиделя Кастро. Чушь, по-моему.

Тем более что Фидель отнюдь не ушел из политической жизни. Его справедливо именуют Главнокомандующим Революции. Он по-прежнему первый секретарь ЦК Компартии Кубы, депутат Ассамблеи народной власти республики. А просьба к сессии Ассамблеи не выдвигать его кандидатуру при избрании председателя Госсовета объясняется просто: в нынешнее сложное время он хочет сосредоточиться на политической и пропагандистской работе. В частности, люди с интересом читают в газетах его очень аргументированные комментарии, в которых опытнейший политик излагает свою позицию по самым актуальным проблемам.

Фидель Кастро против Джона Маккейна

Кандидат-республиканец, претендующий на пост президента США, Джон Маккейн утверждает, что некоторых его товарищей, оказавшихся в плену во Вьетнаме, пытали “кубинские коммунистические агенты”. А пиар-пропагандисты Маккейна идут еще дальше — заявляют, будто он сам подвергался изощренным кубинским истязаниям.

Фидель Кастро спорит как опытный полемист. Он напоминает, что лично участвовал в сражениях на Плая-Хирон. Там были взяты в плен более тысячи людей, родившихся на Кубе, но вооруженных, обученных и десантированных на остров Соединенными Штатами, чтобы бороться против собственного народа. Время было суровое — какой мог быть разговор с предателями родины! Однако Фидель прямо предлагает Маккейну: предъявите хотя бы одного из бывших пленников Плая-Хирон, который подвергался пыткам.

Ответа из США нет.

Утверждая, что кандидат-республиканец клевещет на кубинских революционеров, Главнокомандующий Революции предупреждает: Маккейн поддерживает войну в Ираке, он считает, что угроза, которую представляют Афганистан, Иран и Северная Корея, а также рост влияния России и Китая требуют от Соединенных Штатов усиливать свои наступательные вооружения. “Потеря экономической силы ведет к потере военной силы”,— заявляет сенатор, претендующий на президентский пост.

Сочетание экономического наступления с усилением военной мощи опасно. И не только для Кубы.

“Тропические талибы” и “кубинские китайцы”

А теперь я попробую дать ответ на вопрос, беспокоящий многих наших читателей: почему Фидель отказался от высших государственных постов? Отвечать буду так, как это видится мне лично.

Всё то, что я написал о политической стабильности Кубы, отнюдь не означает полного единомыслия народа — как известно, всеобщее единодушие бывает только на кладбище.

По оценкам аналитиков, в Гаване существуют два варианта дальнейшего развития страны. Сторонников первого на вашингтонском сленге называют “тропическими талибами”. Они базируются на концепции максимального продвижения революционных идей по всему континенту. Латинская Америка, вставшая под красные знамена, станет важным фактором влияния на глобальные процессы.

Конечно, революции без борьбы (может быть, даже вооруженной борьбы) не бывает. Однако только на боевую силу полагаться Куба не считает правильным — она вдохновляет народные массы многих государств не только своим примером, но и практической помощью в медицине, образовании, в налаживании промышленного и сельскохозяйственного производства.

Сторонников второго варианта называют на том же сленге “кубинскими китайцами”. По их мнению, следует сосредоточиться на внутренних делах, адаптировав к местным условиям блистательный опыт реформ в КНР: поддержать частный бизнес, стимулировать внешнюю торговлю (увеличивая долю иностранного капитала) и даже, возможно, создать многопартийную систему по китайскому образцу — там, как известно, разные партии дружно строят социализм (при руководящей роли Компартии).

Оба варианта имеют свои сильные и слабые стороны. Эффективность первого пути убедительно подтверждает опыт Венесуэлы и других стран, образовавших международную структуру АЛБА (Боливарианская альтернатива для Латинской Америки). Однако здесь существуют системные ограничения: большинство стран Латинской Америки очень бедны. Начинать там социалистические преобразования — дело дорогостоящее. А у современной Кубы ресурсы ограниченны.

Есть ахиллесова пята и у китайского варианта. КНР в этом году отмечает тридцатилетие перехода к политике “реформ и открытости”, давшей столь впечатляющие плоды. Здесь хотел бы подчеркнуть слово “открытость”.

Маленькая Куба живет рядом с крупнейшей капиталистической державой мира — Соединенными Штатами Америки. Там укрылись многие эмигранты, которые потеряли в ходе революции свои латифундии, виллы, похожие на дворцы, предприятия, на которых использовалась почти дармовая рабочая сила. Куба до революции была “всеамериканским борделем”, раем для богачей и адом для бедняков.

В США немало тех, кто хотел бы вернуть эти порядки, причем не только среди беглецов. Эти люди не настроены на конструктивный диалог — они всё ещё надеются повернуть время вспять силой. Вашингтон их поддерживает. Недавно в ресторане “Версальес” с наиболее одиозными деятелями кубинской эмиграции встречался Джон Маккейн.

Как совместить “реформы и открытость” с таким серьёзнейшим политическим фактором? Задача непростая. Но, полагают многие кубинские товарищи, поддающаяся решению: нужно только действовать осторожно, постоянно анализируя шаги противника, находя всё новых союзников и главное — постоянно опираясь на революционный потенциал своего народа.

Что будет завтра?

Этот вопрос в различных интерпретациях обсуждают сейчас международники во многих странах мира. На мой взгляд, Куба не свернет с выбранного пути. Хотя перемены, очевидно, будут.

В этом убеждают строки из письма Фиделя Кастро популярному телеведущему Ранди Алонсо, написанного почти три месяца назад: “Мой элементарный долг — не цепляться за посты и тем более не преграждать путь более молодым людям, а привносить опыт и идеи, скромное значение которых вытекает из исключительной эпохи, в которой мне выпало жить”. Любопытно то, что далее Фидель с уважением говорит и о представителях старой гвардии, и о молодых людях, которые успешно выполняли интернациональные миссии.

В огромной степени будущее республики зависит от избранного председателем Госсовета Рауля Кастро. Много пишут о том, что он лишь бледная тень своего харизматического старшего брата. Думаю, это не так.

Именно Рауль Кастро еще в преддверии легендарной экспедиции на яхте “Гранма” поддерживал в Мексике связи с сотрудником посольства СССР, который стал со временем генерал-лейтенантом КГБ и одним из руководителей советской разведки. Именно Рауль Кастро без помпы и рекламы съездил в Китай — там он полтора месяца изучал реформаторский потенциал КНР, встречался с компетентными людьми. Так что нынешний глава Республики Куба имеет огромный опыт строительства социализма и его модернизации в соответствии с требованиями времени.

Видимо, Куба сейчас стоит на пороге третьего этапа радикальных преобразований, в интересах которых объединятся все — и “тропические талибы” и “кубинские китайцы”. Насколько значим сейчас выбор пути не только для Кубы, но и для всего мира, подчёркивает пребывание в Гаване в качестве первого зарубежного гостя нового председателя Госсовета кардинала Тарцисио Бертоне, второго человека в Ватикане после папы. Кто-то, может быть, отмахнется: “Ну подумаешь, церковник прилетел”. Но Ватикан — весьма влиятельная сила в мире, а в католической Латинской Америке особенно. Фотографии рукопожатия Рауля Кастро и Тарцисио Бертоне обошли многие газеты мира — все понимают: Ватикан прозорливо смотрит в будущее и не склонен недооценивать будущее далекого острова, народ которого выбрал свой путь.

Александр ДРАБКИН.

Политический обозреватель “Правды”.

Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments