Сергей Кожемякин (kojemyakin) wrote,
Сергей Кожемякин
kojemyakin

Category:

Периферийный капитализм. Заключительная часть

Сегодня мы завершаем серию статей, посвященных периферийному капитализму. Напоследок поговорим о нашей стране. О том, что она потеряла и приобрела, став составной частью большой системы периферийного капитализма. А также затронем еще некоторые вопросы. В том числе проблему так называемых новых индустриальных стран. 

ЧТО МЫ ПОТЕРЯЛИ И ЧТО НАШЛИ

 

Как я уже неоднократно писал, развитие капитализма на периферии приводит к отсталости и деградации. И в экономическом, и в социальном, и в духовном смыслах. Данное правило как нельзя лучше доказывается на примере Кыргызстана. После 1991 года наша республика оказалась отброшенной далеко назад. В чем-то ее история словно обратилась вспять. Оказалась направленной не вперед, к процветанию и всестороннему развитию, а назад, в прошлое. Причем не к хорошим, а самым отрицательным его сторонам – распрям, отсталой экономике и так далее. В свое время у кого-то из политиков повернулся язык назвать изменения, произошедшие в результате развала Советского Союза модернизацией. Циничнее вранья и придумать нельзя. Не модернизация, а деградация постигла большинство республик в результате отказа от советского проекта. В науке даже термин такой есть – демодернизация. К нам он точно подходит. Примеры наблюдает каждый. За годы советской власти Кыргызстан из патриархальной окраины Российской империи превратился в индустриально-аграрное государство. С современной промышленностью и развитым сельским хозяйством, высококлассными специалистами. Огромные успехи были достигнуты в социальной сфере. Образование, медицина, практически бесплатное жилье… Каждый человек имел гарантированный доход, защищающий от нищеты.  И то, что государство заботилось о людях – не просто красивые слова, а самая настоящая реальность того времени. Да и сами люди были ближе друг к другу. Добрее, духовно богаче. Способствовала этому и ликвидация неграмотности, и система образования, и состояние культуры в целом.

Но вот наплели нам про прелести Запада, и мы сломя голову кинулись разваливать свой хороший крепкий дом в надежде построить новый. На западный лад. Только не задались вопросом – а можно ли его вообще построить на нашей почве. Старый уже почти сровняли с землей. А новый хоть и строится больше 17 лет, представляет собой что-то непонятное и уродливое. Двери вроде дорогие, импортные. А в остальном – сарай сараем. Ненадежный, без фундамента. Ветер гуляет по пыльным комнатам. Домишко скрипит, того и гляди рухнет. Но самое главное – если в старом жилище хватало места всем, то здесь – нет. Меньшинство занимает шикарные апартаменты, большинство ютится в тесных и душных каморках. А некоторых и вовсе на порог не пустили – оставили погибать на улице.

Самое интересное, что люди видят все это своими глазами и даже время от времени поминают добром советскую жизнь, однако мало кто пытается понять, отчего произошла с нами катастрофа. Отчего мы потеряли очень многое и ничего не приобрели. Будто само собой – взяло и стало житься хуже. В реальности отрицательные моменты нашей жизни – это вполне закономерный результат одного выбора. И те, кто этот выбор навязывал и те, кто претворял его в жизнь, прекрасно осознавали, к чему он приведет. Другими словами, наши беды – не последствия ошибок, а предсказуемый итог включения в капиталистическую систему. В нее нас только и могли принять на положении слуги, раба и шута. И еще донора, отдающего жизненно важные органы миллионерам Запада.

 

ОТ РАЗВИТИЯ К ДЕГРАДАЦИИ

 

Возьмем сельское хозяйство. В советское время крестьяне республики не только обеспечивали страну необходимой продукцией. Хватало и на экспорт. Например, табака, люцерны, мясомолочной продукции. И это при том, что потребление на душу населения было существенно выше. От голода не страдали ни дети, ни старики. Все дело было в грамотной организации аграрной отрасли – планировании, крупных механизированных сельхозпредприятиях (колхозах и совхозах). Однако под влиянием советов зарубежных консультантов, руководствуясь собственными, извращенными представлениями о «нашем» и «не нашем», руководство Кыргызстана пошло на слом колхозной системы. На земле стал работать частник, фермер. К чему это привело? В 1993 году в сельском хозяйстве было 13 тысяч хозяйствующих субъектов. Сейчас – более 300 тысяч. При этом средний размер одного участка – всего 3,5 гектара. Что тут вырастит? Происходит возврат к натуральному хозяйству, когда крестьянин в состоянии обеспечивать лишь свои нужды, не торгуя выращенной продукцией. Но даже последнее становится сложным. Многие крестьяне вынуждены продавать свою землю и уезжать в города. Обрабатывать поля нечем. Нет техники. Старая, советская, доживает свой срок. Новая почти не поступает. А если поступает, то быстро ломается и простаивает по причине отсутствия запчастей. Да и не под силу фермерам с их крохотными наделами приобрести машины, вести хозяйство на современном уровне. Произошел резкий откат, архаизация отрасли. Итогом стало невозможность элементарного обеспечения людей продуктами питания. Их мы теперь завозим из-за границы. И страдаем от роста цен на мировых рынках. Хотя в силах снабжать себя сами.

Точно также, соединением злого умысла с глупостью была разрушена промышленность. Именно разрушена, потому что западные программы по оказанию помощи Кыргызстану напрямую требовали приватизации (фактически – разворовывания) предприятий. Что и было выполнено. Из промышленно развитой республика превратилась в подобие отсталой африканской страны. Ни заводов, ни фабрик, а только мелкие кустарные предприятия и базары. Нынче мы не производим, а лишь продаем и покупаем. Но если в той же Африке люди так жили и десять, и двадцать лет назад, то в случае с Кыргызстаном произошел отказ от развития в пользу отсталости. Мы имели очень многое – и сами это сожгли. Здравым умом такое не понять.

Архаизация  коснулась и структуры общества. Во-первых, произошла его резкая поляризация – на очень богатых и очень бедных. Первые имеют доступ ко всем благам жизни, в то время как вторые не в состоянии удовлетворить самые элементарные нужды. Во-вторых, возник маргинальный слой из граждан, которые не могут прокормить себя в селах и едут в поисках лучшей доли в столицу. А здесь занимаются чем придется. Торгуют на рынках, толкают тележки, чистят обувь. Их дети зачастую не ходят в школу и вынуждены с самого юного возраста помогать родителям. Возродилась трудовая эксплуатация детей. А сколько толковых, здоровых молодых людей не могут найти работу или вынуждены сидеть за прилавками, хотя в силах оказывать гораздо большую помощь – и себе, и стране. А нищенские пенсии и зарплаты? А беспризорные дети и бездомные люди, появившиеся именно за годы независимости? Это ли не деградация общества?

Не говоря уже о духовно-нравственном уровне. Какая поразительная смесь: порножурналы и растущее число людей, ищущих спасение в религии, насилие и пошлость на экранах и популистские лозунги власти о возрождении культуры. Наглотавшись этой смеси, дети вырастают либо духовно пустыми и жестокими, либо становятся религиозными фанатиками.

Причины же и заключаются в периферийном капитализме. Кыргызстан включился в орбиту Запада, но пользу от этого получил лишь сам Запад, да кучка перевертышей внутри страны. Рынок высосал из нас все соки, и неизвестно, будем ли мы когда-нибудь жить так же хорошо, как жили лет двадцать или тридцать назад.

 

ПРАВИЛО И ИСКЛЮЧЕНИЯ

 

Рассказывая о периферийном капитализме, я обещал отдельно остановиться на так называемых «азиатских тиграх» - Южной Корее, Сингапуре, Тайване и некоторых других странах. С одной стороны, они вроде бы являются капиталистическими а с другой – добились неплохих результатов. Значит ли это, что незападные страны все-таки могут успешно развиваться на капиталистических рельсах, и что теория периферийного капитализма неверна? Нет, и сейчас объясню, почему.

Как говорится, исключения только подтверждают общее правило. Такими исключениями можно считать и наших «тигров». Сначала про Японию. На буржуазный путь развития она встала еще в 19 веке, то есть до того, как сформировалась система международного капиталистического рынка и западный центр еще не распространил свои щупальца по всему миру. Здесь оформился своеобразный, национальный капитализм с сильной ролью государства и традиционными отношениями в экономике. Японский опыт уникален. Уже в начале 20 века двери, в которые сумела проскользнуть Япония, захлопнулись. Это показала катастрофа, к которой привели попытки построить капитализм в Российской империи.

Теперь о других странах, которые называют новыми индустриальными, или «азиатскими тиграми». Вы заметили, что их совсем немного, что за последнее время государств, повторивших опыт Тайваня и Сингапура, не прибавилось? И, наконец, что, как правило, это небольшие по территории страны? Это не случайно. Новые индустриальные страны (НИС) представляют собой своего рода дополнительный филиал западного капиталистического центра. В свое время им БЫЛО ПОЗВОЛЕНО развиваться. Просто в отношении некоторых стран были ослаблены путы, которые Запад накладывает на весь остальной мир. Во-первых, сыграл политический фактор. Нужно было показать альтернативу социализму в регионе. Мол, вот вам успешная Южная Корея на фоне Северной, богатый Тайвань на фоне КНР, Таиланд в противовес Вьетнаму и так далее. Во-вторых, как всегда, сыграл меркантильный интерес. Размещать некоторые производства оказалось выгодно именно здесь. И из-за дешевой рабочей силы, и налоговых послаблений. Для нескольких стран было сделано исключение. Разрешалось то, против чего Запад борется во всем остальном мире – государственное регулирование экономики, активная социальная политика, ограничение самостоятельности транснациональных корпораций. Это в значительной степени помогло поднять уровень жизни и провести индустриализацию.

Однако считать, что в НИС все прекрасно, было бы большой ошибкой. Главным катализатором прогресса здесь стал не национальный экономический потенциал, а иностранная помощь. Посему и темпы роста внутреннего производства заметно отстают от наращивания экспорта. В огромной степени НИС работают «на дядю». Отсюда – большая зависимость от мировой конъюнктуры. Простудились биржевые брокеры в Нью-Йорке – в Азии начинают активно чихать. Это показал искусственно вызванный Западом кризис 1997 года, нанесший огромный ущерб экономикам НИС. Этот кризис подвел черту под продолжением появления новых «тигров» - до сих пор не могут оправиться Индонезия и Филиппины. Кроме того, даже в самых благополучных странах НИС нарастают трудности. Наглеет центр, наглеют ТНК. Растет социальная дифференциация, и плоды от экономического роста получают далеко не все жители. А заработная плата на филиалах ТНК по-прежнему остается в 10-15 раз ниже, чем на Западе.

Опыт вышеназванных стран не может быть повторен в большинстве стран. Одно дело поднять экономику транзитного Сингапура, вся территория которого по существу состоит из одного города. Другое – Индия с ее более чем миллиардным населением. В Южной Корее та же проблема аграрного перенаселения была во многом решена: «лишние» крестьяне пошли работать в ТНК. Но как быть со 100 миллионами крестьян Бангладеш? И других стран? Да и не пойдет на это Запад. Ему хватит и нескольких «тигров» в качестве дополняющей площадки. На остальной мир тратиться он не будет. Хватит поблажек! Да и, как считают некоторые эксперты, уже существующие НИС ждет незавидная участь. Неолиберальная волна не знает пощады.

Подводя итог, можно сказать: если ты решил строить у себя капитализм, не обольщайся. Ты не станешь Западом. И даже потеряешь то, что уже имеешь. Потому что Запад включит тебя в свою систему только на положении слуги. И станешь ты частью уродливой системы периферийного капитализма, чья главная суть – работа на благо «золотого миллиарда». С попутной деградацией и скатыванием к хаосу и разрухе. Однако выбор всегда есть. Есть он (пока что) и у Кыргызстана. Сделать его сложно, но необходимо. Это тема отдельного разговора, но опыт Беларуси, Ирана, Китая и других стран, не поддавшихся соблазну, подсказывает, что альтернатива есть. В том числе и периферийному капитализму.

Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 6 comments