Сергей Кожемякин (kojemyakin) wrote,
Сергей Кожемякин
kojemyakin

Вассерман о Белоруссии

Все сильнее уважаю этого человека. И подписываюсь под каждым словом.


 


«Диктатором называть не берусь»

Уж не помню, кто из обозревателей сказал, что главное чувство, наблюдаемое в реакции российских публицистов и официальных лиц на события в Белоруссии, – это злорадство. Но вполне понимаю, откуда это злорадство берется.
Белоруссию очень многие, в том числе и я, довольно регулярно ставят в пример остальной России. Белоруссия до недавнего времени считалась примером того, что можно удержать большую часть достижений советской власти даже в нынешнее истерически-рыночное время.
Понятно, что любой провал белорусской экономической политики вызывает явное злорадство у всех тех, для кого Белоруссия выглядела еще недавно живым укором их собственному неумению работать или непониманию основных недостатков принятой у нас экономической модели.
Конечно, тут примешивается пропагандистский мотив, существующий с незапамятных времен и кратко формулируемый примерно так: диктатура всегда экономически неэффективна. То, что Лукашенко – диктатор, доказывают в основном результатами голосований, на которых он неизбежно побеждает с колоссальным отрывом от любых соперников.
Я не раз рассматривал биографии, лозунги и программы различных соперников Лукашенко. Могу с уверенностью сказать, что все они вместе взятые, даже если брать всю историю выборов в Белоруссии, явно набирают меньше голосов, чем Лукашенко на любых выборах. Их профессиональная непригодность к исполнению обязанностей главы государства видна невооруженным глазом практически любому человеку за исключением разве что очень дорогостоящих наемных перьев.
Все деятели, которые в разное время противопоставлялись Лукашенко, отличаются от него разве что умением болтать и обещать абсолютную безответственность для себя и других. В Лукашенко такой безответственности не наблюдается. Он, конечно, не всегда четко объясняет, за что увольняет того или иного человека, но во многих случаях мне попадались на глаза сведения о деятельности увольняемых, и во всех этих случаях я с решениями Лукашенко соглашался. Так что диктатором я его называть не берусь. Разве что в древнеримском смысле – человеком, которому вручены чрезвычайные полномочия в чрезвычайных обстоятельствах для решения чрезвычайных задач.
То, что обстоятельства Белоруссии были и остаются чрезвычайными, совершенно очевидно. Белоруссия по многим экономическим, техническим и политическим причинам долгое время развивалась как общесоюзный сборочный цех. Были для этого решения весьма серьезные основания. Очевидно, что существовать в отрыве от остальных цехов единого производства такой сборочный цех не может.
То, что Лукашенко удалось сохранить значительную часть производств, – это фантастический подвиг. Правда, сейчас принято говорить, что эти производства нерентабельны. Да сейчас нигде производства нерентабельны из-за изобилия сверхдешевой рабочей силы в Китае и нескольких стран по соседству с ним. Выходов из этой нерентабельности два: либо опускать собственную рабочую силу ниже плинтуса, постепенно доводя своих граждан до того, чтобы китайская миска риса в день казалась несбыточной мечтой, либо смириться с бухгалтерской нерентабельностью и понимать, что оплата пособий по безработице все равно обходится дороже. Люди все равно должны что-то получать, но при этом ничего не делать.
Почему белорусская экономическая модель сейчас дает сбой – прежде всего потому, что практически любую страну можно экономической блокадой довести до краха. До тех пор пока блокада была только с Запада, Белоруссия держалась. Но сейчас к блокаде присоединились и наши экономически-сильные мира сего. Почему присоединились – то ли по политической близорукости, то ли по экономическому догматизму, сказать не берусь. Единственное, в чем я уверен, что если Белоруссии все-таки выкрутят руки и заставят перейти на ту экономическую модель, на которую заставили перейти нас, то в очень скором будущем всем нам – не только Белоруссии, но и всей остальной России – станет гораздо хуже жить. Просто потому, что у нас станет одной опорой меньше. Очень надеюсь, что Александр Григорьевич продержится до тех пор, пока и в остальной России не поймут необходимость радикальной смены экономической модели.
http://www.vz.ru/opinions/2011/6/27/502787.print.html
Tags: Белоруссия
Subscribe

  • Опасный разлад на афганском направлении

    Между республиками Центральной Азии обостряются разногласия по вопросу отношений с Афганистаном. Если таджикские власти преду-преждают о…

  • Кавказская западня

    Конфликт Баку и Тегерана отразил тревожные процессы на постсоветском пространстве. Пользуясь амбициями и зависимым положением элит, внешние силы…

  • Кровавые тени прошлого возвращаются

    В Узбекистане официально реабилитированы свыше ста репрессированных в советское время лиц, включая главарей басмаческого движения. Назвав их…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 8 comments