Сергей Кожемякин (kojemyakin) wrote,
Сергей Кожемякин
kojemyakin

Category:

Периферийный капитализм. Часть Третья

Неделю назад мы подробно остановились на экономической стороне западной экспансии. Запросы жителей «первого мира» таковы, что собственных ресурсов Западу просто не хватает. Поэтому, чтобы поддержать высокий уровень потребления в своих странах, центр осуществляет изъятие этих самых ресурсов со своей периферии. То есть из азиатских, африканских и латиноамериканских стран. Свою лепту в обогащение общества «золотого миллиарда» с некоторых пор вносит и Кыргызстан. Сегодня мы поговорим об изменениях, которые происходят в этих, зависимых и полузависимых странах под влиянием подобной экспансии. То есть о том самом периферийном капитализме, в условиях которого только и может существовать государство, избравшее путь к рынку. 

НЕНАСЫТНЫЕ АППЕТИТЫ

 

Но сначала несколько дополнений. Как я уже писал, капиталистический курс вне центров капитализма (Европы и Северной Америки) приводит к обратному результату – архаизации и деградации большей части общества. Основную роль здесь играет экономическая зависимость. Деятельность транснациональных корпораций, долговая петля, диктат западных финансовых институтов – все это обескровливает страну, лишает ее возможностей собственного полноценного развития. Но не только. Огромное значение имеет менее осязаемый, но оттого не менее эффективный фактор – социокультурный. Частично я рассказал о нем в недавней статье под названием «Религиозный ренессанс». Вкратце напомню основные мысли. Агрессивное наступление чуждой, западной культуры вынуждает общества выстраивать защитные барьеры, возрождать подчас почти забытые отношения и идеалы. Религиозные, патриархальные. Что мы видим, например, в Кыргызстане. Ставшее за годы советской власти вполне светским и современным, общество активно архаизируется, ищет защиту от культурной агрессии и социального неравенства в традиционных формах жизни и идеологии. С одной стороны, эта «спячка»  помогает пережить кризис, не потерять себя. Но с другой, общество перестает развиваться, распадается на отдельные роды и семьи. Становясь еще более беззащитным перед лицом всемогущего Запада.

Это первая грань социокультурного фактора. Неоднозначная. Вторая более однозначная. Однозначно отрицательная. Дело в том, что постоянно растущие потребности жителей Запада посредством средств массовой информации, западным фильмам и т.п. распространяются не только в границах развитого мира, но и в отсталых странах, вовлеченных в орбиту Запада. При этом рост потребностей в основном концентрируется в высшем слое. Посмотрите на нашу «элиту»! Она уже просто жить не может без дорогущих иномарок и поездок куда-нибудь на Канары. Потребности есть. Их передрать большого труда не составляет. А вот как их удовлетворить? На Западе эта проблема решена. Он веками паразитировал и продолжает паразитировать на остальном мире. У элиты «третьего мира» таких внешних источников обогащения нет. А новый «Мерс» ой как хочется! Потому и происходит выкачивание дополнительных средств из и без того нищих сограждан. Путем громадных налогов, а то и просто финансовых афер вроде лишения людей советских вкладов, полу-преступных актов приватизации и рядовой коррупции. А еще «элита» все глубже и глубже погружается в долги. Не ей же их отдавать, а бедному и глупому народу!

 

ОСТРОВКИ БЛАГОПОЛУЧИЯ И…

 

Итак, мы перечислили основные причины, «благодаря» которым не-западные страны, строя рыночные отношения, никогда не приблизятся к уровню капиталистических центров. Их удел – отсталость, бедность, социальная напряженность. Это тоже капитализм. Но капитализм периферийный. Что же представляют собой страны периферийного капитализма?

Они как бы состоят из двух частей. Первая – это небольшие островки (или, если использовать научный термин, анклавы) современного производства и относительного благополучия. В основном – те самые филиалы ТНК, которых в «третьих странах» привлекает дешевая рабочая сила и выгодное им законодательство, позволяющее сомнительными с моральной точки зрения способами получать прибыль. Среди таких анклавов можно назвать «медный пояс» на границе Демократической республики Конго и Замбии, сельскохозяйственные плантации Кенийского нагорья, промышленные мегаполисы Сан-Паулу в Бразилии, Манилы на Филиппинах и другие. Забугорные инвесторы дают работу небольшой части местных специалистов и обычных жителей, привлекают в качестве обслуживающего персонала несколько местных фирм. Которые поставляют электроэнергию, продовольствие и так далее. Хотя труд набранной рабочей силы и оплачивается (даже при одинаковом уровне квалификации) в 10-20 раз дешевле, чем на Западе, эти «везунчики» и их семьи составляют более или менее обеспеченный слой населения. Другая составляющая – руководство страны и его лакеи, жирующие благодаря западным кредитам и обдиранию собственного народа. Такова первая, благополучная часть общества периферийного капитализма. В разных странах эта прослойка составляет от 5 до 20 процентов жителей.

Анклавом подобные очаги развития названы не случайно. Даже если иностранцами построен завод с самым современным оборудованием, стране от этого пользы меньше, чем вреда. Своим, национальным, назвать его сложно. Это – подразделение ТНК, то есть часть индустриального потенциала развитых государств. И большая часть прибыли утекает именно туда, на Запад. Вспомним Кумтор. Да, он дает работу небольшому числу наших жителей, перечисляет кое-какие налоги (которые, кстати, частью разворовываются чиновниками). Однако основная часть прибыли утекает за рубеж, Кыргызстан безвозвратно теряет ценные сырьевые ресурсы. И – главное – задача полноценного развития страны не решается. Инвестора интересует лишь своя выгода. Не понравилось что – ушел. Да и не заинтересован Запад в росте благосостояния на периферии. Ему нужны массы бедного и незанятого населения, которое с радостью за небольшую плату пошло бы работать на иностранца. Напомню, что дешевая рабочая сила на периферии – один из важных источников процветания Запада. Кроме того, современное производство – вещь нетрудоемкая и по определению не может привлечь много рабочих рук. Выход один – развитие экономического потенциала своими собственными силами, усиление роли государства, строительство заводов, работающих не на Запад, а на нас с вами, жителей страны. Но в условиях периферийного капитализма это невозможно. Запад всеми силами противится укреплению государственного сектора в экономиках «третьих стран». А уж национализация сырьевых ресурсов равнозначна объявлению войны «золотому миллиарду».

 

…МОРЕ ОТСТАЛОСТИ

 

Однако вернемся к главной теме. Вторая, гораздо более обширная часть общества периферийного капитализма и являет собой «болото» прогрессирующей отсталости. Статистика показывает, что за последние десятилетия численность населения периферии, занятых в традиционных, не-промышленных секторах экономики не просто не сократилась, а даже возросла. Анклавы современного производства не в состоянии вобрать в себя сколько-нибудь значительную долю жителей страны. Насос, втягивающий трудовые ресурсы в производство, практически не действует. Что происходит? Большую часть населения периферии составляют крестьяне. Демографический взрыв приводит к постоянному росту их численности. Земли катастрофически не хватает. Происходит аграрное перенаселение. В нормальной ситуации (как это было, например, в СССР) излишек сельского населения перетекает в промышленность. В случае с периферийным капитализмом этот вариант не проходит. Сельскохозяйственные участки мельчают. Часто они уже не могут прокормить самих крестьян, не говоря о том, чтобы экспортировать продукцию за пределы деревни. Хозяйство деградирует, становится натуральным. Не будем забывать и об «элите», которая душит мелких производителей непомерными налогами. Не удивительно, что за последние тридцать лет многие развивающиеся страны, которые прежде вывозили сельскохозяйственную продукцию, сейчас стали чистыми импортерами продовольствия. Хотя значительная часть населения работает на земле…

Миллионы сельских жителей, которые уже не могут найти себе применения в аграрной отрасли, вынуждены подаваться в города. Но куда именно? В филиалах ТНК все места заняты. Менее удачливые пополняют ряды бродяг, преступных группировок, обитателей трущоб. Остальные пытаются найти работу в так называемом «неформальном» секторе, или сфере услуг. Как писалось в одном труде на эту тему (авторы – М.Я. Волков и В.Г. Хорос), «специфика этой части населения состоит в том, что она имеет не только низкий уровень дохода, но и низкую производительность труда, едва позволяющую обеспечить собственные нужды». Среди них – мелкие торговцы, чистильщики обуви, разносчики на рынках. Например, в индийской Калькутте доход большинства занятых в «неформальном» секторе ниже официальной минимальной заработной платы. Причем количество подобных людей растет с каждым годом. Во-первых, из-за не прекращающегося притока сельских жителей в города. Во-вторых, по причине естественного прироста населения. Размножения, иными словами. Растет конкуренция даже за, казалось бы, нищенское место в этой жизни. Мест хватает не всем. Как результат – рост преступности, алкоголизма, наркомании. В общем, полная деградация.

Участие в подобном мелком бизнесе помогает выжить многим людям. Одним дает какую-никакую работу и пусть небольшой, но доход. Других обеспечивает относительно дешевыми товарами. Но путь этот тупиковый. «Неформальный» сектор малопроизводителен и имеет естественные границы. Число занятых в нем людей постоянно увеличивается, а их средний доход, наоборот, уменьшается. Эти люди могли бы работать на благо себя и страны. Производя промышленную продукцию, в общем, трудясь в сфере материального производства. Но вынуждены торговать шмотками, продавать газеты. К тому же обираемые ненасытными чинушами. Происходит постоянное воспроизводство отсталости и бедности. Значительная часть населения является лишь потребителями, но не производителями. Они-то и рады работать, да только негде. Иностранному инвестору на это наплевать. Он возьмет к себе столько людей, сколько ему нужно для максимальной выгоды. А государство самоустранилось, рабочих мест не создает. В развитых странах население, выталкиваемое из материальных сфер производства, сосредоточивается в нематериальных, где осуществляется производство новых технологий, в духовной сфере и т.п. Другое дело – периферия, где миллионы людей становятся просто лишними, ненужными. О каком развитии может идти речь?

 

ПЕЧАЛЬНЫЕ РЕАЛИИ

 

Максимально, что может осуществить современный капитализм на периферии, - это создать некоторые очаги развитого современного производства среди моря отсталых и нищих деревень и городских трущоб, обреченных на долгую и безнадежную консервацию, на «развитие слаборазвитости». Что представляет собой даже такая, на первый взгляд, развитая страна, как Бразилия? Общество из двух частей, между которыми – пропасть. Одни живут в шикарных виллах и апартаментах, обладают западными привычками и претензиями. Другие обитают в трущобах и деревнях, не имея элементарного доступа к образованию, медицинскому обслуживанию. Вспомните «Генералов песчаных картеров»! Ни о каком едином народе, едином обществе говорить в этих условиях не приходится. Достаточно сказать, что вплоть до недавнего времени богатеи нанимали «эскадроны смерти», которые отстреливали ребят из трущоб. Просто так, чтобы не мешались. Это и есть реалии периферийного капитализма.

В результате за последние 25 лет ни одна бедная страна не приблизилась к слою сверхбогатых. Мало того, население большинства стран испытало понижение жизненного уровня. Более половины мирового населения живут менее чем на 2 доллара в день. На периферию приходится 90 процентов болезней в мире. И только 11 процентов расходов на здравоохранение. 1,2 миллиарда человек в мире голодают, еще 3,6 миллиардов хронически недоедают. Ежегодно от недоедания умирает 5 миллионов детей. Более 150 миллионов людей не получили элементарного образования. Совокупное богатство 225 богатейших людей превышает триллион долларов, что равняется ежегодному доходу 3 миллиардов бедняков, составляющих половину человечества. И так далее.

Замечу еще раз: подобная отсталость – не пережиток докапиталистического строя, это – самый что ни на есть прямой результат развития капиталистических отношений на периферии. Изменение положения возможно лишь при условии отказа от капитализма. В следующей, заключительной статье этой серии, мы поговорим о реалиях периферийного капитализма в Кыргызстане. А также о том, как получилось вроде бы прежде отсталым странам вроде Южной Кореи и Сингапура вырваться вперед и о том, почему их опыт неприложим к большинству стран мира.

Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment