Сергей Кожемякин (kojemyakin) wrote,
Сергей Кожемякин
kojemyakin

Что происходит в Белоруссии

Интересное интервью на эту тему дал депутат Госдума от КПРФ Анатолий Локоть:


– Анатолий Евгеньевич, в чем причины сложной экономической ситуации, в которой оказалась Белоруссия?

– У нашего союзника нет своих энергоресурсов: нет нефти, газа, металлов или угля, которые бы она могла добывать и продавать. В этом смысле у Белоруссии есть только удобрения — знаменитый калийный карьер. Поэтому, когда Россия стала приближать к европейскому уровню цены на нефть для Белоруссии, страна оказалась в сложном положении.

Подтолкнуло же к экономическим сложностям несколько факторов. Сегодня сняты таможенные барьеры между Россией и Белоруссией, теперь нет пошлин и ограничений. Люди из соседних регионов Российской Федерации, особенно из соседних бедных областей, таких как Смоленская и Брянская, ринулись покупать продукты и товары в Белоруссии. Да что там соседи, депутаты Госдумы, которые приезжали в Белоруссию, бегали по магазинам. Я и сам всегда брал там колбасные изделия, потому что в белорусской колбасе все-таки мясо, в отличие от российской. А ведь помимо продуктов у белорусов недорогая и качественная техника — замечательные телевизоры и холодильники. Россияне получили возможность скупить все за бесценок. Поэтому рост цен в условиях открытых границ был неизбежен.

Белорусские власти какое-то время пытались сдерживать цены, но бесконечно это продолжаться не могло, иначе бы полки магазинов быстро опустели, как это было у нас в конце 80-х. Цены нужно было выравнивать и они стали подрастать.

Еще одним толчком к сложившимся трудностям стало введение в рамках Таможенного Союза больших пошлин на ввоз иностранных автомобилей. До вступления в силу новых правил, жители Белоруссии постарались реализовать свои накопленные ресурсы и вложить их в зарубежные товары, прежде всего в иномарки. Люди поехали за автомобилями, потому что знали, что через полгода машины резко подорожают и купить их уже будет невозможно.

Ажиотажный спрос на иностранную продукцию, когда жители начали покупать за рубежом импортную технику, потребовал задействовать валютные запасы страны. Люди начали менять в обменных пунктах белорусские рубли на евро и доллары, подорвав тем самым валютные резервы. Поэтому Центробанк принял решение о том, чтобы ограничить продажу валюты. В этом смысле переходный процесс сыграл злую шутку с белорусской экономикой.

Сегодня в Белоруссии в магазинах есть все продукты и товары. Цена на все производимое внутри страны в два-три раза ниже, чем в России. На импортные — примерно такая же, как в России. Дальнейший рост цен должен идти более плавно, если будут урегулированы отношения по самому важному продукту — энергоресурсам. Как могут быть цены на товары одинаковыми, если цены на нефть в Белоруссии выше. За день до сессии Союзного парламента цены на бензин в Белоруссии выросли на 30%. Все это вылилось в акции протеста автомобилистов. Экономические моменты начали выливаться в социальный протест. Но объективно не может в Белоруссии бензин быть дешевле, чем в России, если исходный продукт стоит дороже. Литр 92-го бензина стоит в Белоруссии сегодня 30 рублей, в отличие от наших 23-25 рублей. Разница существенная. Президент Лукашенко предпринимает попытки снизить стоимость, но это невозможно сделать, не имея своей нефти.

– Может ли Белоруссия самостоятельно справиться с экономическими трудностями?

– Белоруссия сегодня находится в сложной ситуации и, к сожалению, своими силами существующую проблему она решить не сможет. Сегодня нашему союзника нужна поддержка. Белоруссия попала в своеобразные ножницы, с одной стороны не имея собственных энергоресурсов, с другой стороны — имея повышенный спрос российского покупателя. Белорусской экономике нужны сегодня финансовые возможности, чтобы пережить процесс выравнивания с российской экономикой. Для этого, по заявлению белорусской стороны, необходимо 3,8 миллиардов долларов.

Вопрос в том, кто поможет Белоруссии? И здесь можно спрогнозировать несколько вариантов развития событий. Либо это сделает Россия, тем самым продемонстрировав братские отношения и доказав, что мы действительно являемся союзными государствами всерьез и навсегда. Второй вариант — деньги могут выделить европейцы. Белорусы сегодня, стучась в наши двери и не получая адекватного ответа, начинают искать выходы и, в том числе, обращаются в МВФ. В этом случае Беларусь будет уже зависеть от Запада. Нужно отметить, что за последние годы руководство нашей страны многое сделало, чтобы толкнуть Беларусь в Европу. Другой разговор, что Европа по политическим мотивам не хочет помогать. Но в какой-то момент может захотеть. В конечном итоге, почему Европе не получить такую сильную страну в противовес России? А они попытаются это сделать. Третий сценарий, самый плохой — белорусская экономика банкротится, останавливаются предприятия, массовая безработица, гиперинфляция и как следствие непредсказуемая смена политического режима. В результате мы получим опустошенную территорию, на которой очень многие захотят провести приватизацию, забрать за бесценок предприятия. В этом случае строить союзнические отношения будет достаточно трудно. Перед Россией встанет вопрос либо забыть, либо надолго отложить идею союза. Вопрос в том, какой хочет видеть Россия своего союзника. Сегодня поведение России — это абсолютно продуманная политика экономического удушения белорусской экономики.

– В чем это проявляется?

– Белоруссия обращается к России и просит финансовой помощи. Россия в ответ выдвигает ряд ультимативных требований.

Во-первых, снизить финансирование социальных программ. А Белоруссия из всех бывших союзных республик отличается высоким уровнем социальной направленности экономики. Это и программа по поддержке села — в отличие от той же Новосибирской области к каждому селу в Белоруссии ведет отличная асфальтированная дорога, ни в чем не уступающая трассе «Байкал», а местами даже лучше. Это и строительство агрогородков, которое включает в себя организацию всей социальной сферы: школ, детских садов, домов культуры, магазинов. Кроме того, белорусы обеспечены высоким уровнем медицинского обслуживания. Это и гражданское строительство, причем это не точечная застройка, как в России, а строительство целых кварталов. Белоруссия в одиночку все эти годы тянет содержание центра по борьбе с последствиями Чернобыльской катастрофы. Закуплено высококачественное медицинское оборудование, на котором лечатся не только белорусы, но и граждане России, Украины. Белоруссия поддерживает образовательную сферу — в центре Минска построили колоссальную библиотеку, которая оснащена по последнему слову техники. И это лишь некоторые социальные программы.

Второе, что требует Россия, и уже не первый год пытается добиться — провести приватизацию наиболее успешных предприятий Белоруссии. Прежде всего нефтеперерабатывающих заводов и таких известных предприятий как Белтрансгаз, Минский тракторный завод, БелАЗ, МАЗ и тот самый калийный разрез.

– Вы назвали размер необходимой помощи Белоруссии в размере 3,8 млрд. долларов. Способна ли Россия сегодня на такие вливания?

– Напомню, сегодня за счет возросших цен на нефть мы опять складываем в резервный фонд более 400 млрд. долларов. Опять образовался профицит, и мы опять несем эти деньги в заначку. Ну что такое эти 4 млрд. долларов на фоне размера Стабилизационного фонда? Это даже меньше 1%, это незаметная сумма, которая никак не скажется на российской экономике.

При этом Россия выставляет еще одно условие: деньги будут выделяться в течение 3-х лет. Но эти средства Белоруссии нужны сейчас, а в этом году будет транш только на 800 млн. долларов. А где брать остальные деньги? Белоруссия обратилась в МВФ, который еще нагрузит ряд условий, если согласится дать кредит.

При этом нам все время навязывают мысль, что белорусы живут за наш счет, и только мы поддерживаем их экономику. Но если мы строим Союзное государство, то мы должны отдавать себе отчет в том, что это выгодные инвестиции, которые дальше начнут работать. Это не деньги, отданные чужому дяде, это не «Мистрали», купленные за большие деньги у Франции. Эти деньги мы отдаем на развитие предприятий Союзного государства. Надо смотреть на экономику Белоруссии, как на нашу экономику. Вместо того, чтобы банкротить Белоруссию, нужно вкладывать туда деньги и превращаться в общую сильную экономическую территорию. Отсюда и подходы. Необходимо думать не о том, как содрать деньги с Белоруссии, а как ее вывести из этого тяжелого положения.

Но самый главный шаг — это даже не выдать Белоруссии деньги, а снизить цены на энергоресурсы до уровня российских. Если мы выравниваем розничные цены, то давайте выравнивать и базовые. Это будет правильно, тогда продукция станет конкурентоспособной на внутреннем союзном рынке. Это было бы правильно, мы предлагаем исходить из таких посылов.

– Недавно Вы участвовали в сессии союзного парламента, какие решения там были приняты?

– В этих условиях проведение 39-й сессии в Минске — очень важный шаг. Каждая сессия — это напоминание о том, что союзное государство все-таки есть. А в нынешних условиях — это показатель того, что в тяжелую минуту мы вместе. Именно поэтому решение о проведении сессии готовилось крайне тяжело. Руководство Госдумы РФ крайне неохотно шло на этот шаг, и сессия вполне могла состояться осенью. Но сессия состоялась, и это очень важный политический шаг.

Как представителю фракции КПРФ в Государственной Думе, мне важно было донести до российских коллег мысль, что если мы приехали в Белоруссию на сессию, то давайте прямо заявлять, что мы можем предложить. Я просил Грызлова сделать четкое заявление. Ведь он — один из руководителей Парламентского собрания, и его слово имело бы большой вес. Это был бы очень хороший, обнадеживающий шаг. Накануне проведения сессии в белорусских СМИ прошла информация о переговорах насчет снижения цен на газ до уровня Смоленска. И если бы Грызлов сказал о том, что процесс переговоров идет обнадеживающе, то это был шаг, стабилизирующий экономику Белоруссии. Не надо забывать о том, что подобные высказывания имеют большое значение для инвесторов и кредиторов. После моего выступления, Грызлов не стал делать вообще никаких заявлений, предоставив возможность отдуваться Павлу Бородину, выступление которого не отличалось конкретикой, впрочем, как всегда. Я думаю, что это сигнал для обеих наших стран. Это сигнал того, что Россия в лице Грызлова не стала брать на себя никаких обязательств.

В итоге сессия рассмотрела ряд технических вопросов. Было сделано заявление в связи с 15-летием союзного строительства. Итоги сессии таковы: на политическом направлении строительство Союзного государства практически остановилось, налицо явное торможение. Однако в экономическом пространстве некоторые подвижки есть. Идет интеграция на горизонтальном уровне, на уровне конкретных предприятий. Я лично в этом убедился.

Прозвучал доклад об исполнении бюджета. Причем от России, к сожалению, никогда не выступают люди ранга министров. Всерьез на сессии звучал вопрос о том, что делать с союзной собственностью. Ситуация вопиющая, есть разработки, а как их использовать на благо Союзного государства, пока неясно. Именно минфин России сегодня тормозит этот процесс. Результат использования совместной собственности пока плачевен. Она разворовывается, разрушается, потому что государство не знает как ей воспользоваться. И нормативного решения по этому вопросу нет. Но я рад хотя бы тому, что об этом говорят все депутаты.

КПРФ будет добиваться от исполнительной власти рассмотрения конкретных предложений об оказании помощи Белоруссии. Все договоренности курирует Игорь Шувалов. Думаю, что будет логично, если мы будет требовать отчета Шувалова обо всех действиях по созданию Союзного государства. Если сейчас он не захочет отвечать на эти вопросы, то рано или поздно он придет с отчетом в Госдуму, где ему все равно придется дать все ответы.
http://kprf.ru/international/93738.html


Tags: Белоруссия
Subscribe

  • Хищник остаётся хищником

    Звучащие порой утверждения, что пандемия вынудит крупный капитал пойти на уступки трудящимся, являются наивной и вредной сказкой. Наоборот, для…

  • В «новой модели» трудящимся не место

    В Казахстане начался очередной этап приватизации. В течение ближайших пяти лет будут проданы сотни предприятий, включая крупнейшие заводы,…

  • Массы требуют социализма

    Государства Южной Африки пытаются преодолеть последствия пандемии и экономического кризиса. Вопреки здравому смыслу, власти делают это на…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments