September 9th, 2021

СКП

Греховный Рембрандт и запретная Венера. Ташкент усердствует в деле «религиозного возрождения»

В Узбекистане существенно ослаблен контроль над религией. Упрощена процедура регистрации соответствующих организаций, в публичных местах можно будет носить хиджаб и другие культовые одеяния. Следуя рекомендациям из-за рубежа, власти рискуют вызвать всплеск экстремистских настроений, тем более что тревожные симптомы этого уже есть.

Как и в других республиках Центральной Азии, разрушение Советского Союза вызвало в Узбекистане «мусульманский ренессанс». Появлялись религиозные организации, одна за другой открывались мечети. Только за первые два года независимости их число выросло в 20 раз! Однако практически сразу этот процесс приобрёл радикальную окраску. Начались массовые выступления с требованием внедрения шариата — исламского права — и установления халифата. В Намангане исламисты даже захватили областную администрацию. Это привело к ужесточению государственной политики, но отпущенные на первых порах вожжи ещё долго давали о себе знать. В 1999 и 2000 годах боевики Исламского движения Узбекистана* пытались прорваться из Афганистана в Ферганскую долину, республика пережила серию кровавых терактов.

Жёсткие ограничения стали ослабляться с приходом к власти Шавката Мирзиёева. Многие осуждённые за экстремизм вышли на свободу, была отменена практика составления «чёрных списков». Туда вносили подозреваемых в симпатиях к радикальным течениям, осуществляя за ними усиленное наблюдение. Всего в таких списках находилось по меньшей мере 16 тысяч человек.

Collapse )