September 13th, 2018

СКП

Подводные камни «религиозного ренессанса»

В Узбекистане снимаются ограничения на деятельность религиозных организаций, введённые при прежнем президенте. Открываются новые мечети, а детям разрешено посещать проповеди. Этот процесс имеет свою изнанку в виде роста количества подпольных медресе, работники которых нередко совершают преступления.

ОТНОШЕНИЯ государства и религии при бывшем главе Узбекистана Исламе Каримове не были простыми. В первые годы независимости в стране наблюдался настоящий «религиозный ренессанс». Количество мечетей, составлявшее в конце 1980-х годов не более 300, к 1993 году возросло до 6 тысяч. Открывались исламские учебные заведения, были сняты ограничения на пропаганду религиозных идей.

Однако этот период государственно-конфессионального согласия длился недолго. В стране стало расти влияние экстремистских течений, объединившихся в Исламское движение Узбекистана*. В 1999 году в Ташкенте произошла серия терактов и нападений, попытки вооружённых выступлений предпринимались и в других регионах республики. После этого власти приступили к ужесточению религиозной политики. Содержание проповедей стало строго контролироваться, количество мечетей сократилось втрое, а к каждой из сохранившихся, по слухам, был приставлен специальный куратор из спецслужб. Подобные меры вызывали критику со стороны западных государств и правозащитных организаций. К примеру, государственный департамент США внёс Узбекистан в список из десяти стран, «вызывающих особую обеспокоенность» по причине подавления религиозных свобод.

Collapse )