May 26th, 2017

СКП

Экзамен на стойкость



Влияние и роль Ирана не исчерпываются Ближним Востоком. Страна, бросившая вызов США, становится игроком мирового масштаба. Тем больше значение президентских выборов, прошедших здесь 19 мая. По их результатам Хасан Роухани сохранил свой пост. Впрочем, абсолютной его победу назвать трудно, что отражает отсутствие в иранском обществе консенсуса по важным вопросам внутренней и внешней политики.

Иран выбирает свой путь

Клеймить любые проявления самостоятельности — отличительный признак идеологов капиталистического общества. На словах выступая за многообразие, в действительности они не допускают отклонений от либерализма и господства частной собственности. Демократия западного образца, служащая прикрытием для господства крупного капитала, выдаётся за не подлежащий сомнению эталон. То, что в этой системе огромное число граждан просто не участвуют в выборах, а кандидат, получающий на три миллиона меньше голосов, становится президентом (как в ноябре прошлого года в США), игнорируется как малозначащие исключения.

Тем абсурднее кажутся обвинения в «недемократичности», регулярно раздающиеся в адрес политической системы Ирана. Последнюю можно считать своеобразной, но эпитет «деспотическая» к ней неприложим точно. Стержневой фигурой в этой системе является высший руководитель, или рахбар. Эту должность занимает в настоящее время аятолла Али Хаменеи. Совмещая роль духовного лидера и верховного политического арбитра, рахбар следит за незыблемостью курса, заложенного Исламской революцией 1979 года. В условиях сильнейшего давления, с которым с момента своего зарождения столкнулась Исламская Республика, незыблемость строя равнозначна обороноспособности. По этой причине рахбар одновременно выступает главнокомандующим вооружёнными силами.

Collapse )