November 12th, 2016

СКП

Ливан в тройном прицеле враждебных пушек



Политическая неопределённость в Ливане, продолжавшаяся больше двух лет, завершилась. 31 октября депутаты парламента наконец-то избрали президента. Им стал Мишель Аун, считающийся союзником Ирана, Сирии и движения «Хезболла». Но ставить точку в затянувшемся кризисе рано.

Взлёты и падения генерала Ауна

Президентские выборы в Ливане вполне могут претендовать на место в Книге рекордов Гиннесса. 45 неудачных попыток на протяжении двух с половиной лет больше напоминали сериал с однообразным сюжетом, чем серьёзный политический процесс. Характерно, что самой популярной шуткой последних месяцев стало сравнение Ливана с Бразилией. Латиноамериканской стране, говорили жители, понадобилось меньше времени, чтобы получить президента-ливанца, чем самому Ливану. Речь идёт о процессе импичмента, в результате которого на смену Дилме Руссефф пришёл Мишел Темер — сын эмигрантов из этого ближневосточного государства.

Но в подобных шутках была большая примесь горечи. Отсутствие главы государства привело к фактическому параличу всей системы власти, основанной на взаимозависимости президента, правительства и парламента. И это в условиях огромных угроз безопасности Ливана! Напомним, что в 2014 году страна пережила вторжение отрядов «Джебхат ан-Нусры» и «Исламского государства» из Сирии. Боевики захватили город Арсаль и были выбиты оттуда после тяжёлых боёв. Тем не менее экстремисты до сих пор контролируют горные районы на северо-востоке страны.

Зависимость Бейрута от сирийского конфликта огромна. И дело не только в боевых действиях, которые проходят у самой границы. За последние годы страна приняла 1,5 миллиона беженцев, и это при том, что её собственное население едва превышало 4 миллиона. Кроме того, гражданская война в соседней стране является главным фактором, влияющим на внутриполитические процессы в Ливане. Эпопея с выборами — не исключение.

Collapse )