March 31st, 2016

СКП

Иранский бастион

Отношения Ирана и США вступили в новую стадию обострения. Несмотря на заключённое соглашение по ядерной программе, Вашингтон не собирается отказываться от давления на Исламскую Республику. Заметно снизился и темп российско-иранского сближения, что ставит под сомнение создание стратегического альянса двух стран.

Заблуждение по Гоголю

Многие представители так называемого экспертного сообщества, сами того не замечая, бывают похожи на героев «Ревизора». В пьесе Гоголя начальство уездного города видит в Хлестакове важного столичного чиновника, поверив домыслам Бобчинского и Добчинского. Эти два помещика уверяют себя, а заодно и городничего со товарищи в секретной миссии Хлестакова. Начавшись с мелкой детали («Такой наблюдательный: всё обсмотрел… и в тарелки к нам заглянул»), самообман охватил всё градоначальство, не оставив чиновников даже тогда, когда «инкогнито из Петербурга» стал отчаянно завираться.

Точно так же некоторые аналитики, ухватившись за отдельные ниточки, создают собственное полотно. К истинной картине событий оно имеет весьма отдалённое отношение, но упрямство порой оказывается сильнее фактов.

Подобному самообману поддались многие из тех, кто комментировал заключение «ядерной сделки» с Ираном. На основании одной-единственной детали — самого факта переговоров — были сделаны далеко идущие выводы о сближении Тегерана с Западом. Доходило до того, что Иран объявлялся новым стратегическим партнёром США.

Ни о каком союзе этой страны с Западом речь, конечно, никогда не шла. Иранское руководство преследовало вполне конкретную цель: снизить внешнее давление на собственную экономику и остановить кризисные явления (инфляция, рост безработицы и т.д.), вызванные санкциями. Для этого Тегеран пошёл на ряд уступок, связанных с ядерной программой. Но не более того. По всем остальным вопросам, вызывающим гнев Запада, позиция руководства Исламской Республики осталась неизменной. Это касается ракетной программы, а также внешней политики, включая поддержку законного правительства Сирии. Вот почему Запад, и прежде всего США, продолжает рассматривать Иран в качестве одного из основных противников.

Collapse )