March 9th, 2016

Многовекторность в денежном эквиваленте


Киргизско-американские отношения готовятся к «перезагрузке». Стороны собираются заново заключить соглашение о сотрудничестве, разорванное в прошлом году, и восстанавливают контакты по целому ряду направлений.

ОТЛИЧИТЕЛЬНОЙ особенностью внешней политики Киргизии является её подчинённость финансовым интересам правящей верхушки. Апофеозом подобной зависимости стало пятилетнее правление Курманбека Бакиева. Заявив в 2009 году о выводе американской базы «Манас», президент добился от России выделения кредита объёмом 2 миллиарда долларов. Однако база, пусть и под другой вывеской, в стране осталась, а Бишкек в дополнение к российской получил американскую финансовую помощь. Нынешней власти до столь беззастенчивого торга национальными интересами ещё далеко, но и она демонстрирует довольно бодрые шаги в этом направлении, что доказывают события последних месяцев.

Убедительная победа Алмазбека Атамбаева на президентских выборах 2011 года во многом была связана именно с его пророссийской риторикой. Глава республики обещал поставить точку в пребывании авиабазы «Манас», а также начать восстановление промышленности, опираясь на связи с партнёрами по постсоветскому пространству — прежде всего с Россией. Вплоть до недавнего времени провозглашённый курс работал без особых сбоев. Американские военные действительно покинули территорию Киргизии, страна вступила в Евразийский экономический союз. Щедрые финансовые вливания со стороны Москвы позволяли киргизскому правительству латать бюджетные дыры и последовательно снижать традиционно высокий градус общественного недовольства. Появились и «первые ласточки» экономического возрождения в виде соглашений о строительстве Верхне-Нарынского каскада ГЭС и Камбаратинской ГЭС-1.

Collapse )