June 17th, 2015

Корпоративная дипломатия. Кому выгоден «Турецкий поток»?

Переговоры в Баку Владимира Путина и Тайипа Эрдогана не принесли сенсационных результатов. Пресс-служба российского президента отделалась скупыми комментариями. На этом фоне встает вопрос о будущем российско-турецких отношений и, в целом, об особенностях российской внешней политики.

За последний год внешняя политика России обрела одно новое качество, став внешней не только по географическому принципу, но и по своему содержанию. Другими словами, нынешняя российская дипломатия рассчитана не столько на реальные достижения, сколько на внешний эффект. С одной стороны, это вполне объяснимая реакция. Давление со стороны Запада и неоднократно звучавшие угрозы изолировать Москву вынуждают российские власти изо всех сил доказывать, что это невозможно, что у России были и есть верные союзники, готовые поддержать ее даже в самые сложные времена. Это приводит к неизбежной гиперболизации, когда малосущественные декларации о намерениях и устные договоренности выдаются за полноценные соглашения, имеющие поистине историческое значение.

Иногда, однако, стремление доказать собственную силу приводит к обратному результату – жертвованию долгосрочными геополитическими интересами ради того самого эффекта, о котором мы сказали выше. В полной мере это относится к отношениям с Турцией, которые в прокремлевских СМИ именуются не иначе как стратегическими. В действительности это игра в одни ворота, причем Москва в этой игре теряет гораздо больше, чем получает.

Collapse )