Сергей Кожемякин (kojemyakin) wrote,
Сергей Кожемякин
kojemyakin

Category:

Антисоветская мифология. Коллективизация. Часть 2

Продолжение...

 

Проведенная в 1929-1933 гг. коллективизация сельского хозяйства сопровождалась, как известно, раскулачиванием части крестьян. Разумеется, эти события не остались без внимания современных обличителей Сталина. Полет их буйной фантазии не знает границ. Вот что пишет, к примеру, А.Солженицын: «... был поток 29-30-го годов, с добрую Обь, протолкнувший в тундру и тайгу миллионов пятнадцать мужиков (а как-то и не поболе)»[1].



[1] Солженицын А.И. Архипелаг ГУЛАГ. – М., 1989. – Т.1. – С.34. 

Ну а что же было на самом деле? Чтобы ответить на этот вопрос, отложим в сторону страшные сказки Солженицына и Ко и обратимся к документам. 30 января 1930 года Политбюро ЦК ВКП(б) приняло постановление «О мероприятиях по ликвидации кулацких хозяйств в районах сплошной коллективизации»[1]. Согласно этому постановлению кулаки были разделены на три категории:

первая категория - контрреволюционный актив, организаторы террористических актов и восстаний,

вторая категория - остальная часть контрреволюционного актива из наиболее богатых кулаков и полупомещиков,

третья категория - остальные кулаки.

Главы кулацких семей 1-й категории арестовывались, и дела об их действиях передавались на рассмотрение спецтроек в составе представителей ПП (полномочных представительств) ОГПУ, обкомов (крайкомов) ВКП(б) и прокуратуры. Члены семей кулаков 1-й категории и кулаки 2-й категории подлежали выселению в отдаленные местности СССР или отдаленные районы данной области (края, республики) на спецпоселение. Кулаки, отнесенные к 3-й категории, расселялись в пределах района на новых, специально отводимых для них за пределами колхозных массивов землях[2]. Второй этап массового раскулачивания и выселения кулаков начался весной 1931 года. Всего за 1930 и 1931 год, как указано в справке Отдела по спецпереселенцам ГУЛАГа ОГПУ «Сведения о выселенном кулачестве в 1930-1931 гг.» [3], было отправлено на спецпоселение 381173 семей общей численностью 1803392 человека. Из них 136639 подверглись внутрикраевому переселению, а 244534 были выселены в другие районы. Таким образом, солженицынский «поток с добрую Обь» на самом деле включал не «15 миллионов мужиков», а где-то около полумиллиона, то есть «усыхает» в 30 раз[4]. Однако численность кулаков, зарегистрированных по месту ссылки, существенно уступает, количеству отправленных в ссылку. Вот данные, приведенные в докладной записке Ягоды Сталину от 4 января 1932 г.

 

Расселение спецпереселенцев по состоянию на конец 1931 г.[5]

Регион

Семей

Человек

Урал

130067

540818

Северный край

Нет сведений

131313

Западная Сибирь

66206

283890

Восточная Сибирь

20647

91331

Дальний Восток

10497

43746

Алдан

Нет сведений

5600

Северный Казахстан

33098

149617

Южный Казахстан

9841

42347

Средняя Азия

2073

10472

Украина

3520

15057

Северный Кавказ

13811

55869

Нижегородский край

1449

5915

Ленинградская обл.

8140

32905

Средняя Волга

Нет сведений

12500

 

Как мы видим из таблицы, общее количество кулаков в местах расселения составило на конец 1931 г. 1421380 человек, а выслано было, как мы помним, 1803392. Куда делась разница в 382012 человек? Документальных данных на этот счет найти пока не удалось. Однако совершенно неверно полагать, что все эти люди умерли. Во-первых, многие из них бежали из мест поселения. Как мы увидим ниже, до 1937 года включительно число бежавших постоянно превышало число умерших в ссылке, причем намного превышало. Резонно предположить, что если в 1932 году бежало в два с лишним раза больше кулаков, чем умерло, то такая же картина наблюдалась и в 1930-1931 гг.

Более того, побеги в начальный период ссылки облегчались тем обстоятельством, что до июля 1931 г. расселением, трудоустройством и другими вопросами, связанными со спецпереселенцами, ведали краевые и областные исполкомы. И лишь постановлением СНК СССР от 1 июля 1931 г. «Об устройстве спецпереселенцев» их административное управление, хозяйственное устройство и использование были поручены ОГПУ. Но даже после этого активного розыска беглецов обычно не велось. Например, в Архангельской области коменданты трудпоселков объявляли их розыск только в том случае, если им случайно удавалось узнать, где проживают бежавшие[6]. Как отмечало руководство Отдела трудовых поселений ГУЛАГа НКВД СССР в феврале 1939 года в докладной записке в ЦК ВКП(б): «Пользуясь ослаблением режима, многие трудпоселенцы разъехались из трудпоселков, проникли на заводы оборонного значения, электростанции и другие предприятия в краевых, областных центрах и различных городах»[7].

Еще одна причина расхождения численности высланных и фактически находившихся на учете состоит в том, что в момент прибытия на спецпоселение сотрудники органов ОГПУ-НКВД нередко производили сортировку выселенных кулаков. Одни из них освобождались, другие направлялись в лагеря ГУЛАГа, но большинство оставалось на спецпоселении. Так, в рапорте от 20 мая 1933 г. М.Берман докладывал заместителям председателя ОГПУ Агранову и Прокофьеву: «По сообщению СИБЛАГа ОГПУ, из числа прибывших в Томск контингентов с Северного Кавказа, по состоянию на 20 мая с.г., произведена согласно Ваших указаний проверка 9868 человек. Из этого количества решением Тройки ПП ОГПУ ЗСК вовсе освобождено - 85 человек, освобождено с ограничениями - 2422, осуждено в лагеря - 64, а остальные 7297 человек направляются в трудпоселки»[8].

За 1932-1940 гг. на поселение прибыло еще 489822 кулака, что вместе с 1803392 высланными в 1930-1931 гг. составит 2293214 спецпереселенцев. Однако следует отметить, что не все они были кулаками. Так, на 1 октября 1941 г. на учете состояло 936547 трудпоселенцев. Из них 871851 человек (93,1%) составляли бывшие кулаки, а остальные 64696 (6,9%) - следующие лица: выселенные по решению судов за срыв и саботаж хлебозаготовительной и других кампаний; городской деклассированный элемент, выселенный (преимущественно в 1933 г.) по постановлениям «троек» ОГПУ за отказ выехать за 101-й километр из Москвы, Ленинграда и других режимных центров в связи с паспортизацией; выселенные (в основном в 1935-1937 гг.) по постановлениям органов НКВД из погранзон; осужденные (преимущественно в 1932-1933 гг.) органами ОГПУ и судами на срок от 3 до 5 лет (кроме «особо социально опасных») с заменой отбывания срока наказания в местах лишения свободы направлением на жительство в спецпоселки (трудпоселки). Все эти лица входили в документах НКВД в контингент «бывшие кулаки»[9].



[1] Ивницкий Н.А. Коллективизация и раскулачивание (начало 30-х годов). – М., 1996. – С.67.

[2] Земсков В.Н. «Кулацкая ссылка» в 30-е годы // Социологические исследования. – 1991, №10. – С.3.

[3] До 1934 г. сосланные кулаки назывались спецпереселенцами, в 1934-1944 гг. - трудпоселенцами, с марта 1944 г. - спецпереселенцами, с 1949 г. – спецпоселенцами.

[4] Показателен важный, но малоизученный факт, что во многих местах раскулачивание вели именно кулаки, занявшие важные позиции в местной власти. Коллективизация означала временное создание на селе обстановки революционного хаоса. В эти моменты возникает «молекулярная» гражданская война - сведение всяческих личных и политических счетов. Такой обстановкой наиболее эффективно пользуется самая сильная и организованная часть (Прим. сост).

[5] Ивницкий Н.А. Указ. соч. – С. 242.

[6] ГАРФ, ф.9479, оп.1, д.48, л.15; д.54, л.7.

[7] ГАРФ, ф.9479, оп.1, д.54, л.10.

[8] Там же. – С. 6.

[9] ГАРФ, ф.9479, оп.1, д.76, л.17.

[10] Земсков В.Н. «Кулацкая ссылка» в 30-е годы // Социологические исследования. – 1991, №10. – С.8-9.

[11] Земсков В.Н. Судьба «кулацкой ссылки» // Отечественная история. – 1994, №1. – С.118.

[12] ГАРФ, ф.9479, оп.1, д.25, л.19; д.48, л.12-13.

[13] Земсков В.Н. «Кулацкая ссылка» в 30-е годы // Социологические исследования. – 1991, №10. – С.14.

[14] ГАРФ, ф.9479, оп.1, д.15, л.5.

[15] ГАРФ, ф.9479, оп.1, д.43, л.6.

[16] ГАРФ, ф.9401, оп.12, д.207 (б/л).

[17] РЦХИДНИ, ф.644, оп.1, д.29, л.2.

[18] ГАРФ, ф.9479, оп.1, д.107, л.74; д.113, л.215.

[19] ГАРФ, ф.9479, оп.1, д.140, л.12.

[20] ГАРФ, ф.9479, оп.1, д.89, л.218; д.139, л.29.

[21] ГАРФ, ф.9479, оп.1, д.949, л.78.

[22] Земсков В.Н. Судьба «кулацкой ссылки» // Отечественная история. – 1994, №1. – С.138-142.

[23] Земсков В.Н. Судьба «кулацкой ссылки» // Отечественная история. – 1994, №1. – С.143.

Subscribe

  • Безнадёга

    Почти двукратное увеличение уровня бедности, паралич социальной системы, а главное, отсутствие перспектив выхода из кризиса — такова…

  • Алчность, несущая смерть

    В Бишкеке ширится протест против произвола строительных компаний и обслуживающих их интересы чиновников. В погоне за прибылью этот альянс…

  • Одним — борьба за власть, другим — борьба за выживание

    В Киргизии форсированными темпами продолжается конституционная реформа. Референдум может состояться уже 11 апреля, одновременно с местными…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments