Сергей Кожемякин (kojemyakin) wrote,
Сергей Кожемякин
kojemyakin

Про переименования

Отмечу, что статья была написана до того, как стало известно о снятии с должности руководителя Нацкомисии...

ТЕАТР АБСУРДА

Инициатива Национальной комиссии по государственному языку переименовать целый ряд географических названий вызвала неоднозначные оценки в обществе. Удивляться не приходится: абсурднее идеи страна не слышала уже давно.

Существует старая байка, что спецслужбы различных стран сами, в своих кабинетах, создают заговоры, чтобы затем доблестно раскрывать их и получать за это награды, продвижение по службе и полезную благодарность руководителей страны. Часто ли происходит подобное в действительности, сказать сложно. Не о спецслужбах сейчас речь. Но вот что у большинства здравомыслящих граждан деятельность Нацкомиссии по государственному языку вызывает схожие ассоциации, это факт. Создается впечатление, что в этом, на первый взгляд серьезном заведении, вместо реальной работы люди всецело заняты выдумыванием неожиданных и зачастую сомнительных «прожектов». Чтобы вышестоящие органы и персоны видели: работа идет, контора пишет! А поскольку трудиться над чем-то действительно полезным – задача кропотливая, и зачастую незаметная, изобретаются шумные поводы. Один из последних – предложение Нацкомиссии переименовать не-кыргызскоязычные географические объекты, вернув им «исконные» названия. В качестве примера авторы очередного «прожекта» привели такие топонимы, как Васильевка, Константиновка и т.д.

 

Первая мысль, которая после ознакомления с предложением Нацкомиссии приходит на ум, заключается в следующем. Неужели нашим чиновникам нечем больше заняться? Неужели сохранение в Кыргызстане географических названий, не связанных с государственным языком, - единственная проблема этого самого языка? Отнюдь. Проблем выше крыши, причем действительно важных, а не, простите, высосанных из пальца. Взять, к примеру, грамотность. Сколько процентов подростков грамотно говорят и пишут на родном языке? Ситуация здесь далека от идеальной или хотя бы терпимой. Сказывается недостаток чтения, причем чтения книг на государственном языке, которых в стране выпускается невероятно мало, нехватка хороших учебников и пособий, наконец, снижение общего культурного уровня, приведшее к обеднению языка, засорению его словами-паразитами, в том числе из криминального жаргона. Может, вначале следует заняться решением этих проблем? Ведь они представляют реальную угрозу сохранению культуры и будущему народа.

Еще один пример. Спросите парня или девушку, кого из кыргызских писателей они читали. За исключением Чингиза Айтматова, Алыкула Осмонова и еще нескольких писателей, познания молодежи в родной литературе очень бедны. Разве это не проблема? К сожалению, работников Нацкомиссии, судя по всему, тревожат другие вопросы. А зря. Так можно упустить очень многое. Что потом уже не восстановишь – даже самыми громкими заявлениями и «гениальными» идеями.

Во-вторых, очередной приступ зуда переименований бессмыслен не только с точки здравого смысла, но и с научной позиции. Как объясняется необходимость реформ? Что, мол, населенные пункты названы в честь никому не известных личностей. Довода более странного трудно было ожидать даже в нашей, привыкшей ко всему республике. Какая разница, в честь кого названо то или иное село? Это его историческое название, которому не год и не десять лет. Происхождение многих топонимов (географических названий) затеряно в веках и вызывает бурные споры историков и языковедов. К примеру, почему Бишкек назван Бишкеком? Краеведы приводят легенду о некоем батыре с таким именем, который, де, жил в этих местах. Но легенду сложно назвать серьезным историческим источником, а доводов более научных практически нет. Так чем тогда, простите, Бишкек отличается от тех же Васильевок или Константиновок? А, к примеру, Ош или Узген? Отчего они носят эти названия? А если среди историков нет единого мнения – их тоже следует переименовать? Абсурд!

Если же вернуться непосредственно к озвученной Нацкомиссией идее, то названия русских сел (судя по всему, именно они вызывают неприятие чиновников), происходят от имен первых переселенцев, и основавших эти поселения во второй половине 19 – начале 20 веков. Хоть убейте, ничего дурного в этом мы разглядеть не можем!

Интересна еще одна заявка Нацкомиссии – возвращение к «исконным» названиям. Осуществимо ли это на деле? Ни для кого не секрет, что до начала 20 века коренное население Кыргызстана, за редким исключением, вело кочевой образ жизни и не имело постоянных поселений. Соответственно, русские и украинские переселенцы не переименовывали уже существующие населенные пункты, а основывали новые. Грубо говоря, посреди голой степи. И давали им названия по своему усмотрению. Так каким образом чиновники собираются «возвращать исконные названия», если их просто-напросто не было?! Нам могут возразить, что та или иная местность до того момента, как там появились переселенцы, носила то или иное название. Но как это выяснить? Географических карт у коренного населения в 19 веке и ранее не было. Следовательно, остается один выход – взывать к памяти местных старожилов. Или же апеллировать к очередным легендам. Почему такой путь чиновники считают более приемлемым, чем сохранение уже существующих названий, понять, ей-богу, нельзя.

К тому же, что значит – «исконное название»? Наиболее старое из известных? Но в таком случае переименовать придется очень много географических названий, причем не только русскоязычных. Например, за много веков до полулегендарного батыра Бишкека на территории нашей столицы существовали города Джуль, Тарсакент и Покап. Следуя логике реформаторов, нужно изменить название города на один из этих топонимов. Куда уж исконнее! Так что логика инициаторов тотальных переименований изначально абсурдна, и ни к чему хорошему привести не может. Набор географических названий любой страны отражает ее историю, смену различных периодов. Например, в Кыргызстане очень много топонимов ираноязычного, монголоязычного происхождения. Это следы пребывания здесь саков, согдийцев, монгольских завоеваний и образовавшихся впоследствии улусов. Нивелировка, сведение всех географических названий к какому-то одному языку – преступление против собственной истории и обыкновенная глупость. Если так, придется отказаться от таких топонимов, как Чу, Нарын, Ош, Узген и многие другие. Они ведут свое происхождение с эпохи до того, как здесь обосновались кыргызские племена, и не связаны с кыргызским языком.

Наконец, бездумные переименования вносят раскол в общество. Они опасны даже для стран с прочной политической структурой. А что говорить о Кыргызстане, совсем недавно пережившем не только социально-политические потрясения, но и межэтнический конфликт? Не хочется обвинять чиновников в провоцировании нестабильности, но от таких мыслей избавиться не получается никак. Слишком уж несвоевременно выступили они с инициативой о переименованиях. Да и сама инициатива, как мы видели, лишена элементарного смысла. Или кто-то в Нацкомиссии всерьез хочет решить проблемы государственного языка путем выдавливания из республики некоренного населения? К сожалению, создается именно такое, неутешительное впечатление.

В заключении остается выразить надежду, что идея Нацкомиссии останется очередным «прожектом», и не будет поднята в качестве знамени движениями и личностями националистической настроенности. А еще, что наши чиновники наконец-то займутся решением реальных, а не выдуманных проблем. Уж их-то накопилось немало. 
 

Tags: Статьи
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments